interstallar (interstallar) wrote,
interstallar
interstallar

Цветочек мой

1.jpg

"Цветочек мой!" - так в детстве обращалась к ней бабушка. Сейчас детство было далеко позади, а у бабушки она бывала всё реже и реже: работа-работа-друзья-работа-работа-работа. А душе так хотелось, чтобы кто-нибудь прижал к себе, обнял и ласково так, погладив по голове, прошептал на ушко: "Цветочек, ты мой…"

С парнями и клеилось, и не клеилось. Жизнь зеброй скакала по её судьбе: день-ночь, встреча-разлука, радость-слезы. А душа рвалась. Искала что-то и никак не находила. На очередной работе начальник тонкими полосками сдирал шкуру. Облегчение наступало лишь в день получения зарплаты... Словом, всё у неё было, как у всех остальных девушек, доживших до отметки 25 и не обзаведшихся семьей и другими проблемами, соответственно.

Хуже всего дело, конечно, обстояло весной. Это всем известный факт. Но сейчас-то была осень. Она сидела в кресле у окна и пыталась смотреть в него: серые сумерки застилали поле, на которое и открывался вид. Дом стоял на окраине города. Она окинула взглядом жухлую траву, заметила, как по ней уже начинают ползти первые ниточки инея; как уныло, топая ботинками, возвращаясь с того поля, прошагал сосед: очкарик в нелепой куртке. "И чего он только там искал?" - вздохнула она. Встала, задернула шторы – настроение стало уже не то. Эх, чем бы заняться? Книжку почитать? Телик посмотреть? Поесть, на худой конец? Нет, неохота.

В дверь позвонили. Кого это угораздило в пятницу в 23.32 (это она на часы посмотрела)? На пороге стоял сосед. Тот самый, с дефектом зрения.

- Здравствуйте, - хрипло проговорил он. – У вас нет жаропонижающего? Заболел и не заметил, пока… - он немного смутился и замолк, не договорив.

Обоим было понятно, что аптека сейчас работает лишь в центре города. И, конечно, лучше бы у неё нашлись жаропонижающие таблетки. Не тащиться же через весь город ему, больному!

"Ботаник, - подумала она вдруг раздраженно. - И чего только по полям таскается?" Она принесла пару пакетиков антигриппина. И окинула его возмущённым взглядом. Он как раз снял очки, чтобы их протереть и посмотрел на неё в ответ. Глаза у него оказались необычайными – тёмно-тёмно-синими, как мокрая лужа, отражающая небо в непогожий день. Глубокие и очень красивые. Хотелось смотреть в них снова и снова.

- Спасибо, Саша, выручили, - прохрипел он, так не кстати выводя её из приятного ступора.

- Да, конечно, - она неловко сунула ему пакетик и быстро закрыла дверь.

"Наверное, спать захотела, раз в глазах у такого типчика зависла" - утешила она себя и легла спать. Но сна почему-то не было. Захотелось вдруг погулять, безумно так – в мокрой темноте под звёздами. Или без них. "Вот она старость", - мелькнула мысль. И она усмехнулась сама себе.

Собралась. Вышла. Постояла у подъезда. Помёрзла. Пробежалась глазами по окнам дома. Очкарик ещё не спал. Из его окна лился чуть приглушённый синий свет. Ей почему-то вспомнились его удивительные, большие, сверкающие глаза и ресницы с маленькими капельками дождя, подрагивающими на кончиках. Она тряхнула головой. "Это всё из-за шторок: они синие, вот и свет из окна синим показался", - убедила она себя. Опять вздохнула и поднялась на свой этаж. Потом подумала, подошла к двери соседа. Оттуда раздавалась тихая мелодия. Не смотря на температуру, спать он явно не собирался. Она постучала в его дверь.

"А что вы там всё время ищете, в поле?" – спросила она с ходу, когда он открыл дверь.

Он озадаченно её рассмотрел, затем спросил:
- А что вы так ко всем вламываетесь, кто у вас таблетки попросит? – и улыбнулся.

Сашка почувствовала, как всё внутри вскипело. Она его спасла, можно сказать, а он!!!

- Входите, - прохрипел он. – Вижу же, вам тоже вечно не спится. Проходите.


В квартире было прибрано в лаконичном мужском стиле.

- Чай пить будете? – спросил очкарик.

Саша прошла следом за ним на кухню и увидела, что вся комната буквально уставлена домашними цветами. Названий их она не знала. Но ощущение, что она попала в джунгли средь бела дня (хотя точнее было бы ночи), складывалось вполне определённое. К тому же на одном из цветков гордо восседала обычная бабочка-крапивница, а их Сашка терпеть не могла.

- Какой понравился больше всего? – спросил сосед разливая чай.

- Что? – очнулась девушка.

- Цветок, говорю, какой больше понравился?- он скользнул по ней взглядом.

Саша сфокусировала, наконец, на очкарике своё внимание – ботаник, сейчас, наверное, начнет про роды и соцветия рассказывать.

- Никакой, - буркнула она.

- Я так и понял, - протянул он с улыбкой. Поставил стул у окна. – Вы не против? -  не дожидаясь её ответа, выключил свет на кухне, уселся на стул и стал смотреть на поле. На небе сверкали звёзды.

Они пили чай и молчали. Сашка подумала и тоже подсела к окну.

- Нравится? – спросил он.

- Я всегда так делаю, - ответила она.

- Я тоже.

Тишина. Звезды. Тепло чая... А потом он закашлял!


Сашка вскочила, как пружина, от неожиданности, задела его, опрокинула на него остатки своего чая и врубила свет. У него были черные волосы, шикарная грива. Плечи тоже слишком широкие для ботаника. Да, он был отменно сложен, вдруг сообразила она. Почему она раньше этого не замечала? Да потому что он прятался за бесконечными нелепыми нарядами, и она видела его только в очках с затемнёнными стеклами и верхней одежде!

- А вот я тебя сразу узнал, Саша, - прошептал он, внимательно глядя на её переменившееся и побледневшее лицо.

По щекам девушки побежали слезы, и она выбежала. Уже закрываясь в своей квартире, девушка услышала, как он зашёлся в кашле у себя в квартире. Затем вернулась, он как раз стоял на пороге и держался за грудь, пытаясь отдышаться после очередного приступа.

- Сколько тебе осталось жить? – спросила она.

- Дурочка - ты, - он протянул руки, чтобы её обнять, но она увернулась.

- А ты - чудовище, - и демонстративно захлопнула дверь в свою квартиру.

Она стояла в темноте у окна, когда увидела, как он вышел и пошел бродить по полю.
- Безумец, - горько прошептала она, - эти прогулки его доконают.


Она вспомнила его. Её боль – вот он кто. Причина, по которой она до сих пор мучается. Врачи поставили ему диагноз. Смертельный. Легкие постепенно должны были выйти из строя. И тогда он вычеркнул её из своей жизни. «Тебе надо жить дальше», - сказал он тогда, и она ушла, а потом кляла и себя, и его, потому что так хорошо как с ним, ни с кем уже не было. Да, собственно, просто никого больше не было. Не мог его никто заменить! Как могло оказаться, что он умирал здесь рядом с ней всё это время, а она не видела его?

Когда он вернулся, Саша сидела под его дверью и даже перестала плакать.

- Прости меня, пожалуйста, прости, что бросила тогда тебя одного умирать, - прошептала она, когда он обнял её, поднимая с пола. – Я так скучала без тебя… по тебе.


Спали вместе, как в прежние времена. Только он кашлял, а она заботливо укрывала его горящее жаром тело одеялом. В голове у неё все кружилось. От счастья, что она снова рядом с ним, что снова может касаться его, что он не отталкивает её. А потом она потеряла сознание.


Пахло цветами. Кто-то нежно касался её и рассказывал:
- Я вылечился. Цветы на кухне просто волшебные, они и спасли мои легкие. Вот уже три месяца я иду на поправку и прохожу курс восстановления. Прогулки по полю мне нужны, чтобы укрепить ослабший организм, но нужно беречься, вот я и кутался в это тряпье. А за таблетками я пришел, чтобы прощения у тебя попросить, думал, что, может, узнаешь наконец… Я люблю тебя. А цветы? Они и тебе помогут…

Грипп. Обычный грипп, вот чем отболела Сашка.

Провал закончился так же резко, как и начался. Утренняя тишина, запах родного дыхания рядом и аромат странных цветов. Она проснулась, ей было так хорошо и тепло.

- Цветочек мой, - прошептал он ей и ласково коснулся щеки.

И смерть отступила.
Tags: #любовь, #отношения, #рассказ_о_любви, #смерть, #цветок, рассказ о любви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →